lovingrome

Римские каникулы с Ирой Соколовой

Римские каникулы
с Ирой Соколовой

«ВсЁчество». Дневник

Записки на манжетах, первое испуганное впечатление, неконтролируемый поток сознания ценны тем, что не вписаны в прокрустово ложе, не врут, согласно принятым стандартам и имеют право на ошибку. Венецианский дневник Биеннале 2019

9 мая 2019. Выход из зоны комфорта

Полный вперёд! Пред-открытие Биенале – три дня, когда на выставку стекаются художники, покупатели, журналисты, кураторы, писатели и все, кто любит бесплатные фуршеты и может себе их позволить. Венеция в это время – зона турбулентности, бермудский треугольник, девятый круг ада, когда только сумасшедшие местные не проклинают современное искусство. Старенькая Светлейшая встает с бархатных диванов, сильно побитых временем и молью, стряхивает с себя пыль умершего великолепия, открывает двери забытых дворцов, чтобы стать местом, куда текут со всего мира народы в странных одеждах и люди с непонятными идеями. Идеальный сумбур!

В такие дни усеваешь только смотреть мельком, словно «немое» кино, которое почему-то крутили до смешного очень быстро. Ничего не читаю, кроме названий павильонов.  Ватиканского павильона в рубрике Arte не обнаружила. Огорчилась.

Страны, куда стоят очереди не за фуршетом: Франция и Великобритания — умеют себя пропиарить. Но когда бежишь по миру сломя голову, не до томных очередей за модным.

Российский павильон без очереди снаружи, но полный теремок внутри.  Теремок построил Щусев, такой «русский домик», и как полагается всему державному до сих пор под двуглавым орлом.  Теремок и орел – это про корни и традиции. А внутри, по первому впечатлению, духовка и нетленка, упакованные в черную коробку повседневности. Причем духовка и нетленка – импортные, невзирая на имбарго на голландский сыр. Черная коробка — «наше все». Не Колобок какой-нибудь от всех ушел, а Блудный сын от Луки. На входе всех торжественно встречают ноги питерских атлантов – в полный рост гиганты не поместились бы в русский теремок, в Венецию привезли как раз ту часть, что видят и запоминают прохожие-туристы, которые уже редко подымают взор выше колен. Рембрант – тоже «наше все» из бесспорно прекрасной коллекции в Эрмитаже. Вот бы сделать из фанеры эрмитажный рыцарский зал и забамбашить на старославянском что-нибудь про Святого Александра Невского? Фанерный Рембрант с кордебалетом с первого взгляда внутри никак не екнул. Подождем.

Общее ощущение странной трагичности, которая не трогает. Может быть, потому что из фанеры или мы уже привыкли к тому, что страшно всегда и это нормально. Павильон стоит смотреть внимательнее, чтобы подумать, почитать, поспорить. Первое впечатление нетрогательное. А вы полюбите нас черненькими. Беленькими нас все полюбят.

LC 15:11-32.  А.Сокуров, А.Шишкин-Хокусай. Сады Биеннале, 2019. Павильон России

А вот во всех смыслах далекие от меня японцы – трогательные. Надувной удобный диван и все про цунами. Звук, точные компьютерные замеры и расчеты. Барочные иллюзии отдыхают, у японцев все посчитано. По сторонам ярко желтого дивана черно белые телеэкраны, на них лежат себе тихо камни и колышется трава. Трава снова выросла там, где всё и не раз уничтожил бунт природы. ВсЕмогУщая природа против всЁмОгущего человека. Тут же рядом стоит миниатюрный юноша с раскосым взором и сдержанно машет по сторонам. Это автор, он японец, он родился и живет там, где в любой момент природа может уничтожить его и его землю.

Бритиши — светлейшие! Потому что островитяне, что ли? Очередь, довольно шустрая, чтобы ее одолеть. И стоило того. Павильон «белый куб», много места и света. Ненужная рвань-дрань, цветочки-тарелочки – по сторонам. Гуляешь себе в просторе, чистоте и свете.  И выходишь оттуда просветлённый, что оказалось уместным после черненького русского павильона. Кстати, ничего супер британского там не было, но не было ничего и супер НЕбританского. Дистиллированная тема света и пространства.

Рядом павильон Германии: бетон и алюминий одолели быстро, если бы не яркий комментатор в маечке с цветами, казалось, что Германия привезла, но так и не успела смонтировать свой павильон. Внезапных мыслей по поводу Германии не возникло.

Постояли в очереди у французов, оказалось томно и бессмысленно. Бросили на следующий раз.  Тем более, нас ожидал всеомывающий пластиковый бокал с пузыристым с видом на Лидо, где неожиданно мы попали на произвольное и самовольное открытие нигде не проименованного павильона ЧукИгеК.

В обед опять наступили на те же грабли. Надо заботится о хлебе насущном заранее, чтобы не обивать пороги переполненных таверн, где журчит просекко в разлив и сводят с ума запахи баккалы по-венециански и креветок в соусе «Саор». Божьей милостью удалось пристроиться, но прекрасный обед болезненно сказался на настроении бегать сломя голову по павильонам. Послеобеденный вывод: современное искусство лучше постигать на голодный желудок.

На сытый — по душе зеленая поляна под нещедрым венецианским солнцем перед австрийским павильоном. Они немногие в этом году с приятным фуршетом в стиле «здоровый дух в здоровом теле»: мороженное и минеральная вода без меры, а на выставке — все про фаллос и красное на белом. Чувство подсказывает, что пространство достойно большего времени для знакомства, здесь много мелких и супер-мелких деталей, типа чертежей фаллоса в разрезе, фаллос ноги вверх, фаллос вставленный в формулу рядов Фуре и многое другое, что никак не получилось правильно оценить после сытного венецианского обеда. В памяти навсегда остались красные стеклянные цветы, стоящие как солдаты: поле цветов в полной боеготовности. Кстати туда не попасть, можно только выглянуть в окошко из белых комнат, что все исчерчены карандашом мелким подчерком на фаллические темы. Мы в мире фаллосов – тут, цветы-солдаты – там.

DISCORDO ERGO SUM. Renate  Bertlmann. Сады Биеннале, Венеция 2019. Павильон Австрии

Оставшееся время на выставке прошло не в ее ползу: внимание притупилось, усталость и желание лучшей участи взяли свое. Мимоходом – павильон США и Северных Стран без эмоций, опять же не по их вине. Очереди к французам не обнаружили, но рано обрадовались – они просто пораньше закрыли вход. Бросаем – на потом.

Бразильский павильон – танцы. А тора, как известно из анекдота, танцы запрещает. Полная потеря потребности деления природы по гендерному признаку. ГлавнОЕ героиня-герой такой красоты и сзади, и спереди, что мы не сильно старались, чтобы узнать его в общем море зрителей на кураторской выставке в главном павильоне. Пришлось сфотографироваться на память.

На остаток — генеральный павильон с художниками по выбору куратора Ральфа Ругоффа – их, как мы помним, 79. Говорят, выставка в Садах всегда славилась скромностью. ПОмня это мы прошли «мимо», с обострением внимания, только в тех местах, где ставка удачно сделана на эмоциональное восприятие. Играть на нервах – действенный рычаг искусства.  Робот-метла монотонно и остервенело убирает что-то, очень похожее на море крови. Бетонная стена, дыру в которой хочется закрыть своим телом. Лишь изредка зацепились взглядом за концептуальные мудрости и яркие скульптурные формы.

По итогам этой встречи с современным искусством – усталость и удовлетворение. Выход из зоны комфорта и летаргии произошел. Задача — переключить тумблер с задницы на голову с промежуточным положением в области сердца — выполнена. В том числе для этого искусство и существует так долго. И сегодня у творчества, пожалуй, нет конкуренции в этой сфере, поскольку главные игроки на этом поле религия и наука давно переместились на более выгодный рынок, заточенный на безлимитный комфорт и глубокую летаргию.

 

АРХИВ

7 мая 2019: «Как вы лодку назовете?…»

7 мая 2019: «Как вы лодку назовете?…»

Тему каждому очередному биеннале задает куратор центрального павильона. Эта тема призвана отразить современное состояние искусства. Ральф Ругофф (Ralph Rugoff) предложил для 58 биеннале в Венеции «May you Live in Interesting Times» («Можете ли вы жить в интересные времена»).
Фраза «May you Live in Interesting Times» на английском претендует на универсальность. Текст не простой, а перевод всегда предлагает выбор. Инверсия «May you…» превращает утверждение в жесткий вопрос. Неопределенное «уou» — выбирайте сами «ты» или «вы» — размывает ответственность за ответ. В конце концов, три слова «live in interesting time».

«Live in time» это земная задача живых существ и человечество справляемся с ней лучше или хуже, но неизбежно, как все живое. А вот позволить себе «live in interesting time» — это уже дерзость ума помноженная на чувства.

Фраза — цитата, бездоказательно приписываемая Конфуцию, придает неуютный смысл «Не дай вам Бог…» выставке про нас и наше время. А мир действительно никогда не менялся так быстро и непредсказуемо, как теперь. Скорость перемещения во времени и пространстве давно покинула пределы наших возможностей. Время и мы с ним несемся «сломя голову», возможно, мы уже соскочили с рельс. Картинка, что летит за стремительным движением, меняется так быстро, что человек не успевает посмотреть, почувствовать, подумать. «Не приведи тебе/вам жить в эпоху перемен» («May you live in interesting time»). А ведь придется! Так что самое время присоединится к первой из 20 альтернативных версий темы для биеннале в Венеции, предложенных Hypperallergic: May You Always Drink Flat Champagne
/»Можешь Ты пить шампанское всегда». Я стараюсь шампанское пить именно всегда! Особенно приятно это делать по утрам в эпоху перемен.

 

8 мая 2019: Чувство Венеции

8 мая 2019:  Чувство Венеции

Я приехала в Венецию уже в полночь и в темноте ночной вываливались из поезда сразу в канал. Запомнить, что здесь нет тверди не получается. Этой ночью встречал меня золотой венецианский лев — послушный мальтиец с карликовой львиной гривой — он вручался с нежностью каждому прибывшему в этот город!
Описывать Венецию не получается и не стоит стараться. Венецию можно только чувствовать, и эту работу придется делать каждому за себя.Рыбный рынок на Риальто — редкое место куда можно пойти рано утром. Венеция любит поспать: даже церкви открывают свои двери в 10.Рынок вполне может заменить красивый храм и картинную галерею, не говоря о том, что шампанское утром со свежими устрицами, по моему очень интересное начало дня. Вот где становится очевидным, почему Венеция обручилась с морем. Брак оказался очень надежным и выгодным. Выпьем же за его успехи!Странный город, что-то с ним не так! Свежая рыба здесь красива как живопись Возрождения, номера домов отсчитывают тысячами, улицы распихивают дома, образуя между ними щели-переулки, и каналы останавливают свои воды по ночам, вероятно они тоже спят до десяти, как церкви. Как раз десять! Доброе утро, Венеция.

 

9 мая 2019. День Победы

9 мая 2019. День Победы

Гелий Коржев. Выставка «Back to Venice», 2019. Университет Ка Фоскари/Ca’ Foscari. Венеция

День Победы я оказалась в Венеции. Пути, задуманные не мной, привели в такой день на выставку советского и русского художника Гелия Коржева, который эту войну видел и нарисовал. «Тема моей живописи не война, — слова самого Гелия Коржева — даже если она вошла в мою жизнь, когда формировалась индивидуальность, поэтому она не могла не оставить непоправимый след , но больше на уровне биографическом, чем артистическом. Я хотел передать высокие и героические качества человека, его суровый и трагический триумф».

Этот день в Европе проходит так же как и любой другой. Европейцы уже не помнят эту суровую войну. Я смотрела на краски на холсте и видела человека — трагического триумфатора. Он способен на этот холст, на эту страшную войну, на эту дорогую победу. Трагический триумф.

Гелий Коржев. Выставка «Back to Venice», 2019. Университет Ка Фоскари/Ca’ Foscari. Венеция

Ира Соколова

Ира Соколова

Генератор ИДЕИ, автор статей и фотографий, писатель и переводчик с итальянского. Родилась в Санкт- Петербурге, а теперь живу в Риме - самом невероятном месте на планете. Я - счастливый житель Вечного города и его лицензированный гид Подробно